В оппозиции
01 июня 2020 г.
Глоток свободы и его послевкусие

ТАСС

Беспрецедентный с 2011 года взрыв общественного возмущения, связанный с арестом журналиста-расследователя Ивана Голунова по наглому и чрезвычайно небрежно сфальсифицированному обвинению, весьма ясно продемонстрировал: отстроенная за 20 лет Владимиром Путиным система госуправления подходит к своему завершению (предсказывать как скоро это самое «завершение» наступит, сейчас вряд ли кто-нибудь рискнет). В полном соответствии с незабвенной формулой низы не хотят, а верхи не могут жить по-старому. Подведомственные граждане, даже те, кто еще вчера демонстрировал лояльность режиму, вдруг ощутили, что с них хватит. Хватит беспредела силовиков, которые могут по высосанному из пальца обвинению на много лет засадить любого: хоть миллиардера-инвестора Майкла Калви, хоть оппозиционного политика Навального, хоть журналиста Голунова. А также тысяч ни в чем не виноватых людей по необъятной России, все несчастье которых в том, что их бизнес или жена приглянулись местному прокурору или менту. Гражданам России явно надоел суд, давно ставший придатком ФСБ, МВД и Следственного комитета. Судя по событиям в Екатеринбурге, граждан России достало и насильственно внедряемое официальное православие, представляющее собой сращение бюрократии и мракобесия. А экологические протесты в Архангельской области показывают, что людям решительно надоело, что их будущее и будущее их детей зависит от корыстных кувшинных рыл из местной администрации. При этом происходит очевидное нарушение безумных законов, которые объявляют преступлением любое не одобренное самой властью выражение протеста. Выходящие на улицы люди стали игнорировать эти запреты.

Еще более показателен кризис наверху. Налицо ситуация, когда основы и скрижали путинского государства приходят в очевидное противоречие с насущными потребностями Кремля. Все двадцать лет главный начальник страны тщательно отстраивал систему, при которой власть «правоохранителей» незыблема. В результате с любым противником можно расправиться, предъявив любые бессмысленные обвинения. Естественно, опера и следователи, а также их начальники стали «немножко шить» дела не по приказу начальства, а «тильки для сэбе». Говорят, Майкла Калви арестовали по просьбе бизнесмена, который дружит с сыном важного путинского вельможи. Дело Ивана Голунова соорудили полицейские среднего звена по просьбе бандитов средней руки. В итоге с треском провалилось одно из важнейших для Путина мероприятий – Петербургский экономический форум. Главным событием форума, посвященного инвестированию в Россию, стало обсуждение судьбы инвестора, который был арестован. И глава государства не нашел ничего лучшего, кроме как повторить свою обычную жвачку про то, что наш самый справедливый в мире суд разберется. При том, что вполне провластные люди, вроде депутата Макарова, позволяют себе острить относительно того, что глава Следственного комитета Александр Бастрыкин является главным экономическим регулятором в стране. Подозреваю, не за горами время, когда Путину начнут смеяться в лицо, когда он в очередной раз скажет, что суд разберется. А последний день форума был сломан арестом Голунова. Ньюсмейкеров спрашивали не о блестящих экономических перспективах России, а о том, каждого ли жителя страны могут посадить, подсунув ему наркотики.

В эти дни Кремль может наблюдать, как это будет, когда власть зашатается всерьез. Сначала с кровавый режим заклеймят Собчак, Кудрин, Хабенский. А потом подключатся федеральные каналы. И мы узнаем, что все эти соловьевы-киселевы были на самом деле тайными лидерами оппозиции…  Между тем, происходящее, если вспомнить Черчилля, еще не начало конца, а всего лишь конец начала. У Кремля еще есть выбор – то ли отступить под давлением общества, то ли обрушить на него репрессии, всерьез закрутить гайки. Надо сказать, что Путин весьма тщательно отработал силовой вариант. Создана Нацгвардия, прямо подчиненная президенту. Ее соединения развернуты во всех субъектах федерации, а численность превышает численность Сухопутных войск. В отличие от августа 1991-го, армия и спецслужбы вполне довольны Кремлем и, похоже, готовы выполнить любой приказ.

А вот вдруг проявленная солидарность общества для защиты Ивана Голунова может этой защитой и ограничиться. Выход «Коммерсанта», «Ведомостей» и «РБК» с общей редакционной статьей, конечно, замечательное событие. Особо замечательна последняя фраза: «Мы требуем соблюдения закона всеми и для всех». Можно было бы предположить, что отныне это станет основой редакционной политики. Но – увы. В день выхода замечательной статьи один из сподвижников Алексея Навального Леонид Волков должен был выйти из спецприемника, где он отбывал 20 суток административного ареста за онлайн-трансляцию митингов против повышения пенсионного возраста, которые состоялись 9 сентября 2018 г. и сопровождались массовыми задержаниями. Однако Волкова не выпустили, ему предъявили новый протокол, по которому он получил еще 15 суток ареста: уже не за Москву, а за то, что он освещал (выполняя на самом деле журналистскую работу) акцию в Петербурге. А дальше правоохранители внаглую смогут составить еще восемь протоколов – по числу городов, где прошли протесты. И суд послушно проштампует это издевательство над правом. И из тех изданий, громко потребовавших вчера соблюдения закона всеми и для всех, сегодня лишь одно – «Ведомости» – рискнуло написать об издевательстве над Волковым.

Да, столкнувшись с искренним возмущением журналистского сообщества, власть решила отступить. Репортера всего лишь отправили под домашний арест по статье, которая однозначно требует СИЗО. По слухам, чтобы обеспечить ударное проведение телеобщения главного начальника с народом. Так что Голунова, может быть, и удастся отбить, но вот послужит ли эта история объединению оппозиции – большой вопрос…

 
Фото: Евгений Разумный/Ведомости/ТАСС













  • Зоя Светова: Его смерть в какой-то степени – это логичное завершение его жизни, потому что это был маленький человек, который в одиночку противостоял громадной системе подавления. 

  • Коммерсант: Российский активист и правозащитник Сергей Мохнаткин умер в возрасте 66 лет, сообщил писатель Виктор Шендерович в Facebook. 

  • Екатерина Барабаш: Последние годы его жизни — это история карательной системы России, рассказанная на примере одного человека.

     

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Они опять убили хорошего человека
29 МАЯ 2020 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувший четверг в реанимации одной из московских больниц скончался, как теперь справедливо пишут, правозащитник Сергей Мохнаткин. Про людей, которые ушли из жизни на больничной койке, обычно говорят «умер своей смертью». Про Мохнаткина такого никак не скажешь. Он умер точно не своей смертью. Он был забит до смерти различными представителями российской власти, которые эту экзекуцию растянули на десять лет. Его забивали судьи в залах для судебных заседаний, сотрудники полиции в автозаках и отделах, вертухаи в зонах, на этапах и пересылках. 
Прямая речь
29 МАЯ 2020
Зоя Светова: Его смерть в какой-то степени – это логичное завершение его жизни, потому что это был маленький человек, который в одиночку противостоял громадной системе подавления. 
В СМИ
29 МАЯ 2020
Коммерсант: Российский активист и правозащитник Сергей Мохнаткин умер в возрасте 66 лет, сообщил писатель Виктор Шендерович в Facebook. 
В блогах
29 МАЯ 2020
Екатерина Барабаш: Последние годы его жизни — это история карательной системы России, рассказанная на примере одного человека.  
Сопротивление обнулению
13 МАРТА 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Вопреки мнению многочисленных резонеров и пикейных жилетов, то, что произошло, 10.03.2020 является поворотным пунктом в истории российской государственности и, несомненно, будет иметь долговременные последствия. По сути, произошел тысячелетний провал во времени, возврат к архаичным временам, когда легитимность власти полностью воплощалась в «сакральном» теле одного человека, который уже не метафорически, а юридически стал источником власти. Холуйская фраза Володина о том, что «Россия – это Путин, Путин – это Россия», закреплена в Конституции, которая в этот момент исчезла из юридического поля, превратившись в кусок использованной туалетной бумаги.
Прямая речь
13 МАРТА 2020
Андрей Колесников: Не потому, что гражданское общество слепо или неактивно, а потому что всем очевидно: протесты заведомо не могут достичь своей цели.
В СМИ
13 МАРТА 2020
"Эхо Москвы": ...сегодня в акции приняли участие более сорока человек, в очереди еще около шестидесяти. Среди плакатов, которые принесли участники – «Обнуляй и властвуй»...
В блогах
13 МАРТА 2020
Abbas Gallyamov: ...оппозиции имеет смысл присмотреться к сенатору Мархаеву, подавшему сегодня в верхней палате единственный голос против кремлевского конституционного пакета.
Марш Немцова прошел. Неделя консолидации закончилась
2 МАРТА 2020 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Надо сказать, что в этот раз и власти, и оппозиция ожидали, что народу на акцию, приуроченную к пятой годовщине убийства Бориса Немцова, придет много. За год в России чего только не произошло, а последние инициативы Кремля по улучшению отечественной Конституции взбудоражили общественность не на шутку. И, учитывая, что Марш Немцова — это всегда политическая акция даже в большей степени, чем мемориальная, надежды на то, что численность демонстрантов приблизится к стандартам начала 2012 года, не выглядели совсем уж беспочвенными. В полной мере им не суждено было сбыться:
Прямая речь
2 МАРТА 2020
Алексей Макаркин: Нет оснований полагать, что после этого марша оппозиция не вернётся к внутренним конфликтам. Это всё-таки мемориальное мероприятие, но внутреннюю конкуренцию никто не отменял.