Цензура
29 марта 2020 г.
Непредсказуемость власти рождает слухи
29 ОКТЯБРЯ 2014

ИТАР-ТАСС

Попавшая под санкции государственная Роснефть на этой неделе попала в эпицентр сразу нескольких информационных скандалов. Газета «Коммерсант» опубликовала информацию о якобы направленных Путину руководством компании предложений по введению в России ответных санкций в отношении западных стран. Параллельно в русской версии журнала Forbes появилась новость о намерении вице-президента Лукойла Леонида Федуна продать принадлежащий ему пакет акций Лукойла, причем в качестве потенциального покупателя называется все та же Роснефть. Роснефть намерена подать в суд на «Коммерсант» за нанесение ущерба репутации компании. А Леонид Федун, назвав бредом информацию о его намерении расстаться со своей долей в Лукойле, заявил, что готов обратиться в Банк России с просьбой провести расследование. Ситуацию комментирует
политолог, заместитель директора «Центра политических технологий» Алексей Макаркин:

«Коммерсантъ» — это не какой-нибудь компроматный сайт, который может просто гнаться за посещаемостью и, не беспокоясь о своей репутации в элитах, охотиться за сенсацией любой ценой. Совершенно непроверенную информацию они публиковать бы не стали. Кроме этого, прозвучало заявление помощника президента, который сказал, что такие документы и инициативы со стороны Роснефти действительно поступали. Хотя он не уточнил, какие конкретно положения предложил Сечин, но сам факт подтвердил. Другое дело, что нет никакой уверенности в том, что «Коммерсанту» теперь удастся это доказать. Смогут ли они предъявить оригиналы документов или достаточно весомых свидетелей — это всегда в таких случаях остаётся под вопросом. Например, суд не примет заявление помощника президента, который может сказать, что имел в виду совсем другое.

А сами по себе эти утечки связаны с тем, что сейчас сокращается количество ресурсов. Особенностью России считается то, что её ресурсы неисчерпаемы и могут быть разделены между очень большим количеством игроков. Но сейчас — кризис, санкции, количество ресурсов становится ниже. А число игроков не уменьшается. Из-за этого возрастает конкуренция, при которой, например, интересы Роснефти и Газпрома не совпадают.

Если будет принято решение о переводе европейцев на предоплату по газу, это сильно ударит по позиции Газпрома. Потому что эта компания придерживается в отношениях с клиентами позиции долгосрочных стабильных контрактов. И когда сами европейцы пытались их как-то пересмотреть, это не встречало со стороны Газпрома никакого энтузиазма. А тут получается, что контракты будут изменены, причём в отношении тех, кто регулярно платит, в отличие от Украины, к которой такая мера применяется в качестве реакции на задержку выплат. В результате будет нанесён серьёзный удар по репутации самого Газпрома.

А вторая составляющая — стремление Роснефти расширить своё влияние. Это будет уже не первый раз, когда компания пользуется для этого экстремальной ситуацией, наглядный пример — приобретение ТНК-ВР, на которое были брошены значительные ресурсы. И вряд Роснефть планирует остановиться на этом пути, потому что речь здесь идёт не только о расширении влияния на рынке, но и об определённой идеологии, заключающейся в том, что топливно-энергетический комплекс должен находиться под прямым контролем государства. И те проблемы, которые сейчас появились в экономике, не разубеждают в этом, а напротив, служат дополнительным аргументом. Потому что на примере такой ситуации удобно объяснять важность подобной идеологии для вопросов государственной безопасности. И в результате сейчас идёт аппаратная борьба как между людьми, находящимися на государственной службе, так и между экспертами и, конечно, между самими компаниями.

Так что мы видим, как нехватка ресурсов и идеология государственного контроля, как минимум в сфере ТЭК, приводят к конфликтам. И признаком этих конфликтов становится появление в СМИ такой информации. Скорее всего, это — не последний случай».


Фото YURI KOCHETKOV / ЕРА / ТАСС













  • Леонид Гозман: ...закроет ли он «Эхо Москвы» или нет? Это всё-таки главный бриллиант в короне «Газпром-медиа». И если не закроет, то можно предположить две вещи. 

  • Ведомости: Уход Булавинова связан с истечением его годового контракта, который подходит к концу 23 апреля. Оставаться на своей должности журналист не захотел.

  • Алексеи Захаров: Для лучшей российской деловой газеты настают последние времена. После смены собственников пришел новый главный редактор, призванный прикончить это издание

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Прямая речь
25 МАРТА 2020
Леонид Гозман: ...закроет ли он «Эхо Москвы» или нет? Это всё-таки главный бриллиант в короне «Газпром-медиа». И если не закроет, то можно предположить две вещи. 
Зачем меняют девочек в медийном борделе?
25 МАРТА 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
На фоне «идеального шторма» — нарастающей пандемии и обвала экономики — сравнительно незаметно произошли серьезные кадровые перемены в сфере медиа, которые в иное время были бы в центре общественного внимания. Александр Жаров перешел из Роскомнадзора в руководство «Газпром-медиа». Ему на смену пришел Андрей Липов, служивший до этого начальником управления АП по развитию информационно-коммуникационных технологий. Один из наиболее ярких фактов в биографии Андрея Юрьевича – кураторство закона о «суверенном интернете», подписанном Путиным 1.05.2019. Так что цензурное ведомство по-прежнему в надежных руках.
В СМИ
25 МАРТА 2020
Ведомости: Уход Булавинова связан с истечением его годового контракта, который подходит к концу 23 апреля. Оставаться на своей должности журналист не захотел.
В блогах
25 МАРТА 2020
Алексеи Захаров: Для лучшей российской деловой газеты настают последние времена. После смены собственников пришел новый главный редактор, призванный прикончить это издание
Хлопок вместо взрыва, подтопление вместо наводнения
14 ФЕВРАЛЯ 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В своем эссе «Вечный фашизм» Умберто Эко в качестве последнего, 14-го признака фашизма называет новояз, который призван «максимально ограничить набор инструментов сложного критического мышления». Симптомы новояза в путинизме отмечались давно, но по мере сгущения того, что тот же Умберто Эко называет «фашистской туманностью», происходит замещение слов и формируется новый язык, который подлежит изучению как иностранный. «Медуза» 13.02.2020 опубликовала результаты своего расследования, в котором выяснялось, почему в новостях стали писать «хлопок газа» вместо «взрыв газа». 
Прямая речь
14 ФЕВРАЛЯ 2020
Николай Сванидзе: ...использование более мягких слов вызовет обратный эффект, чего власть вообще не принимает во внимание.
В СМИ
14 ФЕВРАЛЯ 2020
Медуза: Источники «Медузы» в силовых ведомствах и администрации президента говорят, что это целенаправленная политика по внедрению «режима информационного благоприятствования»...
В блогах
14 ФЕВРАЛЯ 2020
День сурка: Это же махровая совчина. Я не испытываю иллюзий насчет СМИ стран первого мира. Но так тупорылая, унылая и бетонножепная брехня - визитная карточка совчины.
О патриотических стукачах и репутации убийц
5 ФЕВРАЛЯ 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
«Запрет — это как раз есть то, где человек свободен. Что такое право? Это и есть самая большая несвобода. Я вам могу сказать, что чем больше прав у нас будет, тем менее мы свободны. Поэтому чем больше прав, тем больше несвободы». Елена Мизулина (из выступления в день одобрения Советом Федерации закона об изоляции интернета). Эти слова Елены Борисовны Мизулиной необходимо вписать в Конституцию РФ. Ничего менять не надо, текст выверенный и чеканный. Разве что местоимение убрать — и сразу в Конституцию. Конституция ведь тот основной закон, по которому люди готовы жить и принять его всем сердцем.
Прямая речь
5 ФЕВРАЛЯ 2020
Николай Сванидзе: Работники ФАН — не журналисты, и они сами себя воспринимают по-другому... Они настоящие чиновники, причём скорее напоминающие работников силовых структур.